ASA Spirit 5: дух инноваций или призрак известности?

В далёкие болоньевые 90-е ASA была первой отечественной компанией, сумевшей завоевать сердца и кошельки тогдашних постсоветских пилотов. Сейчас, в 2021-м году, самое время снова вспомнить про отечественный парапром. И новый Spirit 5 от старой доброй ASA — хороший повод это сделать!

Абсолютно свободный полёт

Абсолютно свободный полёт
Всем, кто нас ждет, посвящается…
Когда-то давно, еще в прошлом тысячелетии, мой друг Алексей Руднев написал письмо о том, как он съездил в горы и полетал на параплане в Приэльбрусье. Всего несколько строчек. Но он так точно и полно смог передать свои впечатления, что пришлось написать ему развернутый ответ. Его письмо, к сожалению, не сохранилось, а ответ вот: http://paraplan.ru/art/afree
Через несколько лет эта выдуманная история получила свое настоящее продолжение. Об этом я и хочу вам рассказать.
***
Часть вторая. Наяву
… Май 2012 года. Я – студент Национального аэроклуба имени Чкалова, что базируется на аэродроме Борки в Тверской области. Прыгаю пятый уровень AFF – это ускоренный курс обучения парашютным прыжкам и свободному падению. И никак у меня этот уровень не получается.
На этом этапе обучения инструктор хоть и находится рядом с тобой в воздухе, но уже не держит, ты летишь самостоятельно. Одним из заданий прыжка является вращение на 360 градусов в одну сторону и потом в другую. Разворачиваюсь, вроде получилось, теперь нужно остановиться и начать противоположный поворот. А не тут-то было! Вместо остановки вращение продолжилось, да еще и с ускорением. Попытки остановиться привели только к усугублению ситуации. Завертелся, как пропеллер. И что дальше? Ну а дальше – штопор. А после штопора – БП, беспорядочное падение, или, как в шутку его еще называют, «безупречное падение». Доигрался. Все кувыркается, мелькает, меняются местами земля и небо. И лишь одна мысль: «Инструктор, лови!!!» Потом все-таки как-то умудрился извернуться, как кошка, которая всегда падает на лапы, и со всего маха чуть не заехал ногой в инструктора. Поймал. Вижу взгляд – холодный, жесткий и пронзительный. Насквозь. Запомнил на всю жизнь.
Высота? Две тысячи метров, а открывать парашют нужно на тысяче семьсот. Дожидаюсь заданной высоты. Отмашка, вытаскиваю и бросаю вытяжной парашютик-«медузу», раскрылся основной. Проверяю купол, как того требует инструкция – наполнен, устойчив, управляем. Высота – тысяча триста. Взгляд по сторонам – рядом никого нет. Обидно-то как! Провалил прыжок. Однозначно придется перепрыгивать. Но, горюй тут — не горюй, еще же нужно приземляться, посадку никто не отменял.
Рассчитываю заход, а ветер дует наискосок взлетной полосы. Борки и так сложный аэродром, особенно для новичков, да тут еще ветер. Смотрю на остальных – сливают в сторонке высоту и заходят с разворотом на посадку. Что-то высоты у меня многовато. Зашел над лесом, покрутился, разворачиваюсь лицом к площадке и тут вижу – глиссада снижения уходит за кромку леса, зашел слишком далеко и теперь не могу пробиться вперед против ветра. Вернуться на аэродром уже не судьба. Вот чёрт! Мало того, что провалил прыжок, так теперь еще и с посадкой косяк. Ругаюсь на самого себя, а на кого еще? Сам и виноват.
Предстоит посадка в лес, а как этого не хочется! Потому, что известно, чем это может закончиться. Один раз друг Михалыч угнездился на ёлки, сломал защитный шлем, ключицу, руку и огрёб по полной программе: «Никогда не думал, что получать бревном по лицу так больно». Готовлюсь. И тут вдруг обнаруживаю в лесу поляну. Ту самую, про которую меня спрашивал на экзамене руководитель полетов (РП), — что делать и куда приземляться, если вдруг окажешься в такой ситуации. И я до нее долетаю! Та-а-а-к! Рано сдался, еще поборемся! Не нужны нам ёлки и кусты, нам нужна во-о-о-н та ровненькая лужайка на поляне! Приземляюсь на лужайку, парашют шуршит, опускаясь на землю. Вроде не болото, стою на твердой земле. Тишина, птички поют. А в ушах все звенит, нужно срочно звонить РП и инструктору, по кнопкам телефона не попадаю. Дозвонился, доложился. Выдохнул. За деревьями кто-то идет ко мне, может грибники? Да какие, нафик, грибники в начале мая? Молодая женщина.
— Ты как? Помощь нужна? Я тебя увидела в небе и подумала, вдруг что случилось.
— Спасибо! Все нормально. Сам накосячил.
— Понятно. Мои тоже прыгают, а я пошла в лес погулять. Ну, если у тебя все в порядке, то вот просека, по ней и выйдешь на аэродром. Я туда же иду.
Быстро собираю манатки и догоняю эту лесную фею. Ох и получу же я сейчас порцию горьких пилюлей от РП, заслужил. Чего бы такого сделать, чтобы не так уж сильно влетело? Обращаюсь к фее:
— Вот мы сейчас выйдем на аэродром, от группы парашютистов отделится РП и начнет двигаться в мою сторону, чтобы вручить то, что заработал. У меня к вам просьба — а давайте сделаем так, как будто я вас увидел с неба, полетел в лес за вами, и с вами же приду, может тогда РП не будет так сердиться? Фея улыбнулась:
— Хитренький какой. Ну, хорошо, помогу!
Выходим на поле, быстро пересекаем взлетную полосу, РП начинает движение по мою душу.
— А-а-а, так вот в чем дело! Ты девушку сверху заприметил и полетел за ней в лес, я верно понял?
Раскусил на раз. Но, на то он и РП.
— Давай-ка мы девушку отпустим, а вот с тобой сейчас поговорим.
Поговорили. Да уж. После разбора понуро бреду в укладочную. Девчонки-укладчицы парашютов между собой переговариваются, шутят и сообщают:
— Говорят, кто-то в лес улетел.
— Угу, вот этот кто-то сейчас перед вами.
— О-о-о! Молодец, поздравляем! А нафига ты туда полетел?
— Так получилось, за девушкой.
Разбор проведен, выводы сделаны, урок усвоен. Прыгаю второй раз. Получается уже лучше, но все равно закрутило, ладно хоть без штопора и БП. Будет еще одна перепрыжка.
А погода сегодня не очень, после обеда небо затянуло облаками, нет ни одного просвета. Чуть-ли не дождь собирается. РП закрывает полеты сначала на полчаса, потом еще на полчаса, а потом сразу на час. Ждем. Хуже нет этого ожидания, когда весь настроился, подготовился и… приходится ждать. Но, ничего не поделаешь – безопасность превыше всего.
Наконец, РП объявляет пятнадцатиминутную готовность. И через несколько секунд дает уточнение – во взлет идут только подготовленные спортсмены, студентам запрет. Ну как же так?! Сижу на лавочке. Мимо пробегает мой инструктор.
— Что-то я не понял, а ты чего расселся? Команда не для тебя?
— Так запрет же.
— Ничего не знаю, наш взлёт, идём! Дуй на ЛСО (линию стартового осмотра), я сейчас подойду.
Да что-ж такое сегодня происходит?! Идти на линию – прямое нарушение приказа РП. И что делать? Ладно, была – не была, там разберемся. Выхожу на ЛСО, а там РП каждого парашютиста индивидуально и тщательно проверяет. Вот он поравнялся со мной. Взгляд глаза в глаза, потом медленно и оценивающе рассмотрел с головы до ног и снова уставился в глаза. Как-будто раздел. И говорит так, немного небрежно:
— Ну а ты-то с кем?
— Со Стасом Умновым.
— А-га. Со Стасом, говоришь, Умновым? А-га. А уровень-то у тебя какой?
И опять раздел своим взглядом.
— Пятый у меня уровень.
— Ого! А ну-ка, повернись!
Поворачиваюсь и думаю – сейчас будет одно из двух. Или он пошебуршит за спиной, проверяя парашют, и потом легонько хлопнет по плечу. Или же отвесит такого пенделя, чтобы я улетел с линии осмотра прямиком на ту лавочку, с которой только что пришел. Чувствую, шебуршит. Хлопок по плечу. А это означает только одно — встать в строй.
— Взлёт, внимание! Сложные метеоусловия. Никакого выпендрёжа! Ориентир у вас будет только один – Солнце. Сейчас оно находится прямо по курсу взлетной полосы. Встали спиной к Солнцу –вы в створе полосы. Никуда не разлетаться, в облаках идти на среднем режиме. Вопросы? На борт!
Взлетаем. Как советовал инструктор, засекаю за бортом нижнюю кромку облаков, где-то метров шестьсот. А что сверху? Пробиваемся сквозь облака. Тысяча двести, значит слой облачности около шестисот метров… Вот и набрали четыре километра. В салоне самолета зажглись огни – это сигнал к началу прыжков. Проверка, готов, пошли! Инструктор почти сразу отпустил меня. Поравнялись с ним, обмен взглядами и жестами, начали! Развернулся, остановился, теперь в другую сторону. Вот и всё! Получилось!!! Чувствую, как наполняет радость, ну наконец-то! Высота? Две тысячи, тысяча девятьсот, тысяча восемьсот, тысяча семьсот. Отмашка, бросаю «медузу». Раскрылся. Осмотрелся. Несколько куполов позади и ниже меня. Все в порядке.
Вверху раскрытый парашют, пронзительной синевы небо и ослепительно яркое Солнце, внизу сплошной ковёр облаков, земли не видно. Вообще. Как будто ее и нет. Верхушки облаков вдалеке неровные и очень похожи на заснеженные вершины высоких гор. Так вот как все это выглядит на самом деле. Я первый раз над облаками, наяву здесь еще не бывал.
Купола сзади постепенно снижаются и скрываются в облаках. И вот пришел тот момент, когда я остался один на всей планете. Страха не было, чувства одиночества тоже. Все заполнила радость. Расправил руки и обнял небо, Солнце и спрятавшуюся под облаками землю. Они были не против. Подумал, что там далеко внизу меня ждут. Но подумал не о каждом человеке по отдельности, а сразу обо всех и словно бы в одном лице. Немножко подождите, я скоро вернусь, только еще раз посмотрю на всю эту красоту и запомню ее навсегда. Что же чувствовали и испытывали первые космонавты?
Снижаюсь и приближаюсь к облакам. Интересно, а вдруг они все-таки твердые? Вот сейчас и проверим. Вижу на поверхности облачного покрывала громадную тень. А может быть это не моя тень? Ну а чья? Здесь ведь больше никого нет. Помахал ногами – тень тоже помахала, значит моя. И тут вдруг замечаю нечто странное – все ярче и более отчетливо вокруг тени начинает проявляться кольцо радуги. А как это так? Смотрю во все глаза и не могу поверить. А что это вообще такое? Никогда даже не слышал ни о чем подобном. Вот уж подарок от неба, так подарок! (Небольшое отступление. Чуть позже узнал, что эта штука называется «Глория», довольно редкое оптическое явление. Чтобы оно возникло, нужно стечение нескольких обстоятельств.)
Облака уже совсем близко, и сейчас я в них окунусь. Еще раз смотрю в чистое небо, на слепящее Солнце. Да, пожалуй, это запомнится на всю жизнь…
Необычное ощущение, когда входишь в облака. Кажется, что пора приземляться, инстинктивно к этому готовишься, но при этом осознаешь, что до земли-то еще далеко. Все окутывает белесая однотонная мгла, ничего не видно. А облака не твердые, они мягкие. И ими можно дышать.
Иду, как и приказал РП, на среднем режиме. И где, интересно, я вынырну, где окажусь? Только бы не над Волгой, она тут широкая. Высоты осталось уже семьсот метров, значит, скоро увижу землю. Вот туман редеет, начинают показываться просветы, и в них видна земная поверхность. Подо мной дома поселка. Вот же ж угораздило! А где аэродром?! Его нет. Я потерялся? Так, спокойно. Что нужно делать в таких случаях? Правильно, найти самый крупный ориентир и дальше отталкиваться от него. И какой же здесь самый крупный ориентир? Волга, вот её характерный изгиб. А раз я вижу его в таком ракурсе, значит, я не перелетел на тот берег, а нахожусь на этой же стороне, где и аэродром. И он должен быть сзади слева. С замиранием сердца оглядываюсь. Вот он, родимый! Вираж, пролетаю над гостиницей, высоты триста метров, вообще все замечательно. Аккуратно приземляюсь в уголочек центрального квадрата.
Молча иду в укладочную и сдаю парашют. Подходит инструктор. Поздравляет и допускает к следующему, шестому уровню. Получилось!
Гляжу в серое небо. Но теперь я точно знаю, уже не понаслышке, что там, за облаками, ждет та самая небесная красавица с голубыми глазами. А дома ждут самые близкие и любимые люди.
Всем, кто будет летать, — возвращайтесь! Всем, кто ждет, – ждите, мы обязательно вернемся!
***
Общение со стихиями действительно не проходит бесследно. Оно накладывает свой отпечаток. Человек после этого меняется. И очень хочется верить, что в лучшую сторону.
8 июня 2015 г.

Sky Country SCooter 2: небешеная нетабуретка

Sky Country известны прежде всего массовой техникой для самых обыкновенных пилотов-любителей. Но бывают и любители с амбицией, которым нужно чуть больше скорости, чуть больше глайда… Именно для таких пилотов и создан новый SCooter 2, многое унаследовавший от более продвинутых крыльев этой украинской фирмы.

Swing Apus RS Hike: лёгок на подъём

Жил да был Swing. И придумал он технологию RAST. И понял Swing, что это хорошо. А потом — на радостях принялся оснащать RASTом всё подряд, от учебных крыльев до минивингов и спидглайдеров. Примерно так на свет появился Apus RS — вероятно, первый в мире минивинг с технологией RAST. Или не совсем минивинг?..

DaVinci Tango

Когда можно считать состоявшимся молодой парапланерный брэнд? На мой взгляд — тогда, когда у парапланов этого брэнда появляется собственный, оригинальный и узнаваемый характер. И очень похоже, что DaVinci Tango — тот самый параплан, появление которого означает, что DaVinci состоялись как брэнд.

Подвеска Sky Country SeCtor Race: лёгкие компромиссы

Что будет, если пойти путём компромиссов, облегчая то, что можно облегчить, практически не жертвуя ни безопасностью, ни ресурсом? Получится новая подвеска от Скай Кантри: SeCtor Race. И в этом случае все компромиссы оказываются удивительно лёгкими!

Flow Paragliders Fusion: мужской характер

Что мы знаем про Австралию? Ну, кенгуру там, Айерс-Рок, диджериду… А ещё Австралия — это Флоу Параглайдерс, молодая, но амбициозная парапланерная фирма, которая уже успела разок взорвать рынок своим великолепным Икс-Си-Рейсером (двухрядный EN D). А сегодня на нашем пыточном столе — первый EN C от Фелипе Резенде: Fusion. Трёхрядный, естественно. Или почти трёхрядный?..

GIN Leopard: недикий кот

Первый двухрядный EN D рождался у GIN Gliders долго и трудно. Уже распроданы были складские остатки трёхрядной «дешки» Boomerang GTO2, уже начали прорываться наружу инсайды и анонсы — но процесс затянулся ещё на год. Что могла сделать такая серьёзная фирма, как GIN, за пару лет напряжённой работы? Ни много ни мало — установить новый рыночный стандарт в новом для себя классе

Gin Gliders Bonanza 2: летучесть с человеческим лицом

Первая Бонанза… Легендарное крыло конца 90-х, одна из первых попыток Джина сделать не Бумеранг, а что-то попроще, но тоже очень спортивное. С тех пор прошло примерно 20 лет. И вот маэстро Джин внезапно решил освежить концепцию крыла класса «перформанс» (high EN C в современных реалиях). Впечатления не выйдет изложить коротко, но похоже, что 20 лет были потрачены не зря!