Bort 2. Один лётный день


УТРО.

Просыпаюсь от легкого шуршания. Это тент палатки хлопает на ветру. Ага! Ветер включился! Пока еще совсем слабенький, от 0 до 1 метра.
После пяти дней полного штиля воспринимается как чудо. Посмотреть на часы, так, 5.30 утра, но уже светло. Скорей, скорей! Пулей вылетаю из спальника. Перебираюсь через вольготно расположившееся в тамбуре крыло (это вчера мы от скуки летали на тот берег в 2 часа ночи, вызвав восторг компании сплавщиков).
А ветер-то то, что надо! Верные 5- 6 метров, а не 0-1, как показалось вначале! Кусок пипифакса, наш колдун на старте, бьется под порывами утреннего бриза, под нужным углом ложатся березки на склоне… И все, понятно, дрыхнут. В четырех палатках, расположенных полукругом, пока тихо, хотя ветер и колышет их уже прилично. Ну да, у каждого есть право на отдых, мешать не стану…
Движения становятся поспешными и неуклюжими, скорее, успеть, пока погода не передумала. Неет, признаки, конечно, говорят обратное, но остановится уже не могу. Так, где ботинки? Нет? Ну черт сними, надеваю сланцы. Аккуратно достаю подвеску, разбираю стропы, порядок. В 10 секунд поднимаюсь на старт. Бр-р-р… прохладно, но теплый комбез остался в палатке. Ну, ничего, не привыкать.
Сбрасываю с плеча купол… Да стой ты, погоди! Ловлю клевантами консоль. Крыло уже готово и рвется в бой, не готов только я. Наскоро расправившись с замками подвески, еще раз проверяю стропы. Вроде, норма… Ну вперед!
Вот теперь можно расслабиться, земля уходит вниз, крыло уверенно парит в спокойном утреннем динамике. Термичка и болтанка будут позже, в этом я почему-то не сомневаюсь. Смотрю как там, в лагере – тишина. Да, этак вы все проспите, бедолаги… Прохожу специально в нескольких метрах над палатками. Раз, другой, третий. Если кто не спит, обязательно услышит гул ветра в стропах. Его не с чем не перепутаешь. Но нет, не действует. Отхожу от склона, и знакомый лифт снова поднимает аппарат на гребень динамика. «ПОДЬЕЕЕМ!!!!ПОДЪЕЕЕЕМ!!!ПОДЪЕМ!!!!» — ору что есть мочи. Небо только для одного – это слишком много, я не жадный…
Ну наконец-то, внизу кто-то уже сноровисто раскидывает на старте фиолетовый параплан, кто-то машет мне рукой и что-то кричит. Я тоже машу и кричу, что я его не слышу. Полчаса спустя над горой кружилась разноцветная стая. У всех как рукой сняло душную сонливость предыдущих пяти дней. Начинался Летный День…
А потом были полеты в термиках, маршруты, подборы, пиво и вечерний термодинамик. В другой раз будет и про это.

ДЕНЬ.

Жарко. Просто пЕкло. Спасает ветер. Он душный и пыльный, но все равно приносит ощутимое облегчение. Волнами перекатывается ковыль на склоне в такт его порывам. Полдень. В воздухе сейчас откровенно страшно. Народ с утра урвал свою порцию полетов. Кто не поленился встать в семь, отлетали уже по 4-5 часов. Кто-то сейчас плещется в озере, кто-то обедает. Да, не часто так случается, благоприятное стечение благоприятных условий, хе… Ветер в склон и свободное время в выходные.
Термичка началась полтора часа назад, усилился ветер. Пара-тройка средних сложений у меня, фронталка у Сереги, непонятный расколбас у Семеныча, еще двоих благополучно сдуло. Нервы у остальных не выдерживают, идем на посадку. Впрочем двое, Антоха и один парень из области, не помню, как звать, зацепили поток и, набрав 400 метров, вывалились из него в километре от старта. Поток оказался узким и жестким.
Полтора часа торчу на склоне в полной сбруе. Жду когда «установится цикл». Ужасно хочется плюнуть на все и пойти на озеро купаться. Но что-то не дает, что-то держит меня на этом солнцепеке… может, упрямство? Вот так всегда, стоит подготовиться, надеть комбез теплый, ботинки, изучить по карте предполагаемый 50-тикилометровый маршрут (а в мечтах и 90 км), нацепить на ногу прибор, одолженный у приятеля на полчаса, в подвеске бутылка минералки и деньги на подбор, и весь день просидишь на старте в ожидании погоды. Или будешь подниматься раз за разом в стометровую гору не в силах удержаться в слабых нестабильных пузырях. Впрочем, наоборот тоже бывает. Знаю товарища, который улетел в одних только шортах, каске и кроссовках. Большая часть маршрута он шел под облаками или в облаках на высотах 2000- 2500 м над уровнем моря. Говорит, всю дорогу жалел только об оставленном в лагере комбезе. Так стоит ли напрягаться, сидеть часами на жаре или бегать, язык наружу, по склону? Не знаю. Это каждый сам для себя решает.
На старте я не один. Чуть ниже расположился Роман, молодой амбициозный пилот. На земле ему явно не сидится. Он каждые пять минут стартует. Порхает по склону, виртуозно владея крылом. Сейчас мы с ним пережидаем особо злостный порыв ветра. Когда он чуть стихает, поднимаюсь и расстегиваю замки подвески. Роман снисходительно поглядывает на меня. Пожимаю плечами. Достаю из кармана подвески воду. Уф! То, что надо! Роман смотрит теперь на мою бутылку, всего пару секунд, а потом все же рывком поднимает свой купол. Фанат, что скажешь. Впрочем, как и я. Вылезаю из сырого потного комбеза. Аккуратно складываю его в подвеску. Рюкзак и воду оставляю на склоне. Хочу еще добавить к ним кошелек, но передумываю.
Роман уже высоко. Ходит восьмерками в сотне метров надомной. Похоже поток. Ага, так и есть. Снова надеваю подвеску. Теперь я в шортах и майке. Все должно получиться. Стартую со второй попытки. Ветер все-таки не детский. Метров 9-10. Сразу оказываюсь в потоке. Хорошая пятерка забрасывает меня выше Романа. Видимо сразу попал в ядро. Теперь он протягивает в мою сторону. Облачная база сегодня высоко, на глаз, километра два.
Вместе встаем в спираль. Поднимаемся все выше и выше, навстречу растущему облаку… Становится все холодней и холодней… Законы подлости снова работают. А кто бы сомневался? Вон Ромка в одних трусах летит, бедолага, хе-хе…

ВЕЧЕР.

Запотевшая бутылка пива не успевает согреваться в руке. В ногах усталость, под головой пыльный рюкзак. В ушах еще слышится веселая трель варика. И не проходит ощущение, как будто все еще в подвеске, отлавливаю непослушное крыло, пляшущее в турбулентном потоке.
День кажется бесконечным. Сколько, оказывается, всего может произойти за один день, пусть и летний.
В городах не так. Время там убегает сквозь пальцы. День за днем , неделя за неделей. Оглянешься назад в конце месяца – и вспомнить не можешь, чем же занимался все это время. Нет, понятно, работа, семья, повседневные заботы, но взять любой из дней и он будет неотличим от предыдущего, как две горошины из одного стручка. И в памяти яркими вешками отмечаются не юбилеи родственников или выгодные контракты на работе. Нет. Помнишь те минуты, когда друзья, пусть на пару часов, выдергивают из круговерти рутины. В небо.
Все-таки день получился что надо. Утренние полеты. Солнце еще не спешило показаться из-за кромки леса. Бодрящий холод и мокрые от росы ботинки. Первые рассветные лучи коснулись кромки параплана. Он уже кружит в сотне метров над вершиной. Пилот бесполезно пытается отогреть давно озябшие руки не в силах оторвать взгляд от непривычного городскому жителю зрелища. Чуть позже мы тоже разложим крылья на сыром склоне и будем нетерпеливо пристегивать карабины в предвкушении полета. А тот пилот еще несколько лет будет рассказывать, как встречал новый день в воздухе, будет с трудом подбирать слова, пытаясь описать то, что невозможно почувствовать там, внизу, на земле, в комфорте сытой городской суеты.
Достаю из рюкзака вторую бутылку пива, закуриваю сигарету. Постепенно уходят усталость и напряжение. Уже нет нестерпимого полуденного пекла. Солнце скатилось к горизонту, лаская теперь будто мягкими пальцами. Хочется валяться так вечно. Наблюдать за куполами в динамике, за пилотами, не успевшими сегодня урвать свою дозу счастья. В вечернем молоке парЯт пять или шесть куполов. Смотрю на уходящие облака. Сегодня мне снова удалось к ним прикоснуться по настоящему, в буквальном смысле.
Я вернулся полчаса назад. Позади безумный четырехчасовой перелет. Получилось улететь так далеко как никогда раньше. После почти двух лет перерыва (за исключением нескольких редких выездов).
Роман еще так и не добрался до горы. Телефон у него молчит, разрядился, наверно. Жаль – а то б напомнил ему, что мы сегодня проставляемся. Кроме нас никто никуда не ушел.
С Романом мы летели вместе около двух часов. Перло везде не по-детски. Поначалу не снижались ниже 900 метров. Почти все время шли под кромкой облаков. Без труда удавалось просчитать цикл развития потоков и строить оптимальный маршрут. Сказка да и только! Впервые мне удалось забраться так высоко на параплане – 2600! И скорей всего в облаке можно было набрать еще метров 500-600. Однако и без того уже порядком замерз. В одних шортах на такой высоте – не шутка. Спуск ниже штуки ощущается как погружение в теплое южное море.
Проходим над Городком. Теперь нужно протягивать в сторону трассы, высота, вроде, позволяет. Сдуваясь по ветру можно оказаться черте где. Без шансов на подбор.
Роман, махнув рукой в сторону возможного потока, встает на аксель. Нужно пройти километров восемь с боковым ветром.
У меня тоже есть акселератор. Отличный новенький аксель, ни разу не юзаный. Он сегодня отдыхает в кармане подвески… Забыл подвязать на старте. Ну да ладно – поборемся так.
На переходе попадаю в минуса. Какие-то очень мерзкие минуса. Трясет и швыряет. Крыло отлавливаю без труда, но ощущения все равно неприятные.
Роман ушел уже далеко вперед, и у него ситуация, похоже, не лучше. Стиснув зубы, иду за ним. То и дело гляжу на прибор. Ситуация не радует… «1800…,1600…,1100…». Если продолжать в том же духе, через пять минут полет будет окончен. Поворачиваю, встаю по ветру. Высоты уже 900 метров. Паниковать, конечно, рано, но после двух с половиной тысяч высота кажется уж очень не серьезной. Это все нервы. Стараюсь расслабиться, принимаю «аэродинамическую» позу… полулежа, ноги вперед, руки вверх, полная скорость.
Нахожу зону с нулевым подъемом. После -5 я готов крутить что угодно. До трассы так и не дошли. Роман в стороне от меня тоже крутит какие-то сопли. Постепенно сдуваемся в какие-то дебри. Хороших потоков нет. Садиться здесь совсем не хочется. Под нами перелески, поля, какие-то дороги. Судя по виду, кроме колхозных тракторов по ним никто не ездит. Впрочем, колхозов поблизости тоже не видно…
Теперь оба тянем по ветру. Снова минуса. Похоже приплыли, придется садится в этой ж…. Присматриваю место для посадки. С четырехсот метров выбор невелик, или на эту лужайку, или через лесок и на поле. Иду на лужайку. Не хочу рисковать и садится в лес. Но как обидно все же, блин! Еще полчаса назад казалось, что будешь лететь вечно. Без труда удавалось держаться в небе, под кромкой облаков… Крыло неожиданно вздрогнуло, входя в поток. Через секунду запиликал прибор. Жизнь продолжается, работаем! Хороший реальный поток… +2, +2,5!
Ищу взглядом Романа. Он прямо подо мной, но ниже, гораздо ниже. Ему не везет, поток на его высоте, видно, слабый. Порыскав еще немного, Роман идет на посадку. На то самое поле за лесом, куда минуту назад нацеливался я. Подбора здесь не будет. До трассы километров 20. Мобила, скорее всего, здесь тоже не берет. И раций у нас нет… Да попал ты, Роман. Перекладываю аппарат в противоположную спираль и выхожу из потока. Да жалко, очень жалко, но не бросать же его здесь одного. Пролетели мы итак сегодня не мало, так что…
Перехожу в глубокую спираль. Перегрузка. Купол со свистом режет воздух. От восторга кричу, но не слышу своего голоса. Хватит, выхожу из спирали гораздо ниже Романа. Несколько винговеров и вот я стою на поле в трех метров от дороги. Дорога старая и заросшая, в колеях тухлая вода. По ней нам похоже придется топать сегодня…
Прикрыв от солнца глаза, наблюдаю за Ромкиной посадкой. Машу рукой, давай, мол, сюда! Но что это? На высоте тридцати метров он похоже что-то цепляет с опушки леса! Вот идет восьмерочкой… О как его закидывает! Стою молча, разинув рот. Вот он все выше и выше. Встает в спираль и через пару минут исчезает с глаз долой. Ну что ж, Роман, поздравляю!
Хочется плакать. Чувствую себя полным дебилом. Мы ведь не на соревнованиях. Почему он поступил так? Представляю как будут ржать надо мной товарищи. Ну погоди, Рома, вот вернемся на старт… Нет, морду я тебе бить не буду и даже плевать не стану, но в глаза тебе посмотреть хочется…
Снимаю подвеску, смотрю GPS – очень не плохо 63,8 км. Жара, солнце в зените. Ветерок играет в кронах берез, колышет ели. Пахнет полевыми травами, кругом надрываются кузнечики, гудят разные шмели и мухи. Проверяю телефон – сети нет. В этот момент очень остро чувствую свое одиночество. Кажется, что на десятки и сотни километров вокруг нет ни одного живого человека.
Докурив, встаю и начинаю собирать купол. До темноты нужно выбраться к трассе.
Мне повезло, промаршировав около часа, встречаю людей. Подхожу, здороваюсь. Они из какой-то деревни неподалеку отсюда, косят сено. Смотрят на меня, как на пришельца из космоса. Еще бы, модные парапланерные очки, мегарюкзак за плечами с пристегнутой к нему каской… Но до деревни подбросить один из колхозников любезно согласился.
Едем. Разбитые Жигули несутся по дороге. В подвеске что-то скрипит и стучит на каждой кочке. Неприятный осадок на душе сходит на нет. Правду говорят, что лучше плохо ехать, чем хорошо идти. По пути рассказываю аборигену, что такое параплан. Похоже, он мне не верит и как-то подозрительно на меня поглядывает…
Аккуратно гашу докуренную сигарету, допиваю уже теплое пиво. Куда же все-таки улетел Роман? Поднимаюсь, распаковываю параплан. Надо полетать, до заката еще часа три… После литра пива полеты бывают особенно душевными. Кто знает, тот поймет.
Роман приехал около двух часов ночи. Народ еще гудел у костра. Я устал пересказывать свой полет и просто тупо сидел с пьяной улыбкой на лице. Романа встретили шумными овациями. Поздравляли, хлопали по спине. Проснулись даже те, кто уже спал в своих палатках, и тоже поздравляли. Прямо как меня накануне. Налили, как водится, штрафную. Дали котелок с немного подстывшими макаронами.
Вид у Романа был тот еще… Заляпанные грязью кроссовки, исцарапанные руки, чумазая физиономия, на которой играла улыбка победителя.
Оказывается, он пролетел дальше меня всего на 8 километров. Потом попал в жуткую турбулентность над лесом, чуть было не кинул запаску. Занесло его в дикий лес, где не было ни дорог, ни поселков, ни полей… вообще ничего. Приземлился Роман на какую-то проплешину, развесил крыло на елках, два часа снимал его потом. Выбираться пришлось по азимуту через лес и какие-то болота…
И все ж мне обидно, все равно обидно, что эти 8 километров пролетел не я.

Bort2

Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.