Nikola. Диалог


ДИАЛОГ

Nikola

— С людьми все-таки сложнее, чем с парапланами…
— Нет, с парапланами сложней…
— Я про землю.
— А я про небо.
Помолчали, посмотрели вверх. Один из наших только что освободился от земного притяжения и уходил туда — в дополнительную степень свободы.
— Хорошо пошел…
— Это после отцепки видно будет…
— Знаешь, мне всегда казалось, что пока я хожу по земле, у меня и мышление и восприятие мира какое-то плоское — мы ж в основном на плоскости движемся. А когда я в небе — у меня появляется пространство. Наверное, отчасти поэтому я стремлюсь летать. Полет не как доказательство себе собственной крутизны, а как какое-то отрешенное состояние души.
— Угу, доотрешаешься, когда тебя складанет!
— Ну чего ты такой практичный и занудный?
— Я не занудный, я реалистичный. А ты вот со своей романтикой когда-нибудь впаяешься во что-нибудь.
Поискали глазами отцепившийся купол…
— Набирает, вроде…
— Насчет набирает не уверен, но крутить пытается…
Один прикрыл глаза ладонью, выискивая против солнца силуэт купола на фоне облака. Тонкий росчерк то появлялся, то становился почти невидимым, вращаясь в спирали. Вздохнули.
— Выкрутился, похоже…
— Ну это ж профи, им положено.
— Знаешь, я им завидую — живут себе как перелетные птицы, ветер подул, крылья в рюкзак сложили и поехали. Летают, парят себе и ни о каком отпуске не думают, счастливчики…
— Ну да, слыхал я этих счастливчиков. "Это вам, говорят, развлечение, а нам полеты — тяжкий труд. Не всегда уже и желанный, между прочим".
— Ага. Только почему-то они от своей такой жизни не отказываются. А я бы хотел, да пороху не хватает — семья, понимаешь. Ее кормить нужно. А им все равно завидую — птицы, одно слово…
Порыв теплого воздуха дохнул, качнул траву вперед-назад. Плотные "пельмешки" кучевых облаков начали выстраиваться в торжественные колоннады.
— Ого, как развивается!
— Слушай, хорошо набрал…
— Да, смотри, и этого похоже подбрасывает!
Лукавая улыбка на обветренных загорелых лицах…
— Пора?
— Пора!
Натянутая тетива буксировочного троса призывно пела, унося вверх еще одного счастливчика. Пилоты засуетились, зашагали к машине, в которой их уже заждались купола. Закинули на плечо рюкзаки. У кого-то вскрикнул включающийся прибор. На старте суетились в предвкушении удачно начинающегося дня. Неторопливо вытряхнули из мешков крылья. Ветер вдохнул в них жизнь, яркая ткань зашуршала, расправляясь и потягиваясь, словно ожидая славной разминки…
— Ты все на своем?
— Да, оно меня в отличие от людей пока не подводило…
— Нельзя так уж категорично, с людьми все-таки сложнее, чем с парапланами…
— Не скажи, с парапланами сложнее…
…Два ярких мазка на ультрамарине уносились вдаль, кружась в заколдованном танце друг вокруг друга, в одной спирали.
— А поток они красиво обрабатывают, даром что на земле спорят вечно…
— Они не спорят, они говорят об одном и том же, просто по-разному.

Добавить комментарий