Михаил Борисов. Зелёное крыло


Зелёное крыло

Михаил Борисов

– У него что-то с управлением. Я не успеваю довернуть в поток, я всю дорогу сижу в "сливе"! – Сергей был зол не на шутку. – Мне говорили – бери, не пожалеешь, аппарат классно управляется, аппарат быстрый… Да меня "стандарты" на прямой обходят!

Не сдерживаясь, он пнул лежавший у ног рюкзак с парапланом. В том месте, куда попал тяжёлый ботинок, осталась глубокая вмятина.

– Погоди, – пытался урезонить его я. –Может, всё дело в регулировках…

– В регулировках, как же… – Он махнул рукой. –Хочешь, слетай на нём, я всё равно вниз пешком собирался. Сам увидишь, что крыло не рулится. Скоро домой, а я так толком и не полетал.

Он повернулся и зашагал вниз по склону.
Я присел перед рюкзаком, осторожно коснувшись рукой промятой ткани. Моё крыло, высушенное и уложенное, ждало меня в гостинице у подножия. Отчего бы не слетать? – думал я, а рука сама расстёгивала "молнию".
Подогнав по себе подвеску, я одел шлем и взялся за свободные концы выложенного в траву аппарата. Распутал перекрученные стропы, примерился к ветру и попытался поднять крыло. С первой попытки ничего не вышло – в стропах справа торчал стебель какой-то травы.

– Ладно, – говорил я крылу. –Сейчас всё получится. Завязки больше нет, летим.

Теперь оно вышло ровно. Встало над головой, поводя боками под ветром – зелёное крыло с двумя ядовито-жёлтыми полосками на консоли. На мой взгляд, всё было в порядке.
Выбрав момент, я развернулся и шагнул со склона.
Гора осталась позади. Крыло стояло в воздухе, но как-то неуверенно, вяло отзываясь на движения клевант. Наверное, просто влажное после вчерашнего дождя – подумал я. Ну и ладно, пусть пока просохнет. Я выпустил клеванты и позволил ему лететь по прямой. Поёрзал в подвеске, усаживаясь поудобнее, немного отпустил плечевые ремни. Попробовал управлять весом, получалось не очень. Оглядел крыло снизу – складок нет, стропы натянуты вроде бы одинаково. Что же ты ленишься? – подумал я о крыле и провёл пальцем по стропам переднего ряда, как по гитарным струнам.
Крыло вздрогнуло.

– Ты чего? –спросило оно меня.

Если вы считаете, что парапланы не умеют разговаривать – может быть, вы просто их не слышите?

– Да так, – я пожал плечами. –Тебе неприятно?

–Щекотно.

Мы прошли над полоской леса, пересекая долину.

– Ты – мой новый пилот? –спросило крыло.

– Нет, – я немного потянул правую. Мне показалось, что там может быть поток. – Твой пилот позволил мне слетать…Если ты, конечно, не возражаешь.

– Я не возражаю. – Оно послушно повернуло. –А почему нужно возражать? Меня никто никогда не спрашивал.

–А твой пилот?

– Мой пилот… Я не знаю. Мы никогда не разговаривали. Он просто летал –и всё.

Мы немного помолчали.
Потока мы не нашли, зато посмотрели, как переливается под солнцем река.

– Послушай… – осторожно начал я. – Мне кажется, что вы – ты и твой пилот –не до конца понимаете друг друга…

– Не до конца? – крыло шевельнулось в воздухе. – Что вообще значит "понимать", по-твоему?

– Ну, это когда твой пилот… как бы тебе объяснить… когда он просит тебя сделать что-то в воздухе, и ты помогаешь ему. Когда ты подсказываешь, что нужно довернуть в термик, и пилот прислушивается к тебе. Когда вы вместе радуетесь полёту…Погоди минутку.

Я подтянул триммера. По-моему, сейчас мы могли немного набрать. Я переложился налево, крыло, немного помедлив, пошло в плавный разворот.

–Что ты сейчас сделал?

– В каком смысле? –я не понял, о чём речь.

–Ну, вот сейчас ты что-то сделал со свободными концами.

Я пожал плечами.

–Триммера подтянул.

– А-а-а…Мне легче стало. Кажется, мы поднимаемся.

–Да, я чувствую. Подсказывай мне, ладно?

– Хорошо. – оно шевельнуло консолью. – Где-то рядом…По-моему, справа.

– Ага, сейчас попробуем. – Я довернул.

Крыло качнуло меня в подвеске, мы встали ближе к ядру потока.

– Порядок, – я погладил свободные концы. – Спасибо.

Крыло молчало. Мы неторопливо набирали высоту, стоя в широкой плоской спирали.

– Эй, – позвал я его. – Что-то не так?

– Всё хорошо. – Отозвалось оно немного погодя. –Всё очень хорошо. Мне давно уже так не леталось. Давно, когда меня только сшили, в первых полётах…

–А потом?

– Потом… – Оно дрогнуло. – Потом, конечно, были полёты…И не только.

–Ты о чём?

– Я не жалуюсь… Может, и не стоит рассказывать… Однажды меня две недели продержали в мокром мешке. После этого трудно летать хорошо…Пилот был недоволен.

Я внимательно слушал.

–Он всегда недоволен. Он не чувствует, что я хочу ему сказать. Он…

– Погоди. – Я откинулся на спину, взглянул вверх. Сквозь оболочку просвечивало солнце. –Может, не стоит так? Он неплохой пилот. Он любит тебя.

– Он не любит меня. Он не любит небо. Он вообще никого не любит! – Кажется, я задел за живое. – Однажды он посадил меня на дерево, хотя можно было сесть в стороне. Всё, что от меня зависело, было сделано, но он всё равно посадил меня на дерево…Он ругался, стаскивая меня с веток за стропы. Видишь эти дурацкие жёлтые полоски? Они не мои, меня сшили зелёным. Он порвал меня, пока снимал. Было очень больно. Если бы ты знал, как было больно!

– Я знаю. –Мне было немного не по себе.

–Ты не можешь знать.

– Я знаю. – Я помолчал. – Однажды в горах, когда я был совсем неопытным, я не сумел объяснить своему крылу, что нужно сделать при посадке… Мне наложили пару швов.

Крыло задумалось. Я плавно вывел его из иссякшего потока. Казалось, оно не замечает, что мы сменили направление. Оно спросило:

–А где теперь то крыло?

– Оно летает с другим пилотом. – Я улыбнулся, вспомнив, как был счастлив тот парень. –Насколько я знаю, они летают очень хорошо.

– Знаешь… – Крыло помедлило. –Ты прости его, ладно?

– За что? Оно ни в чём не виновато. Я же говорил –я просто не сумел объяснить ему, что нужно сделать.

Я посмотрел на часы. Времени оставалось немного, скоро уходил мой автобус.

– Послушай, – сказал я крылу. – Конечно, здорово летать с тобой…Но мне пора. Да и твой пилот ждёт тебя внизу.

– Мой пилот… – Оно помедлило. – Знаешь, это странно…А ты не хочешь быть моим пилотом?

– Я бы очень хотел быть пилотом всех крыльев, какие есть на земле. Я был бы рад летать вечно. Но есть и другие пилоты, гораздо лучше меня –и они тоже очень хотят летать. И твой пилот тоже.

– Я не смогу летать с ним, как с тобой.

– Мне кажется, это не так. Никто не мешает вам понять друг друга и радоваться полёту. Просто стоит немного помочь, самую малость…Ты увидишь, он любит тебя. Он прислушается к тебе.

– Ты думаешь?

– Уверен. Наверняка он сейчас смотрит на нас снизу, и если мы покажем ему, что ты умеешь делать, он поймёт, что можно летать иначе.

– А можно? Я многое умею! – Крыло, кажется, задрожало от нетерпения.

– Нужно. – Я собрался. – Давай.

И земля с небом поменялись местами. Меня то вжимало в подвеску до помутнения в глазах, то на мгновенье вывешивало в невесомости. Ветер пел в стропах разбойничьи песни, горизонт метался перед глазами…
Немного погодя мы, усталые и счастливые, заходили на посадку.

– Давай сделаем всё так, чтобы наша посадка была лучшей сегодня. –Сказал я крылу.

– Давай. Вот это был полёт, а?

– Мне тоже понравилось. Попробуй объяснить всё это своему пилоту, он наверняка будет рад.

– Я попробую.

Мы зашли точно против ветра, наше касание земли было лёгким, как падение осеннего листа. В выбранной точке я встал на ноги, повернулся и ровным движением клевант погасил крыло. Складывая его, я услышал, как вместе с выходящим воздухом вырвался тихий вздох.

– Ну как? –Спросил подошедший Сергей.

– Ты знаешь, – я положил у его ног параплан. – По-моему, всё не так плохо. Можно, конечно, на половинку метки подтянуть клеванты и расслабить плечевые на подвеске…Хотя, видимо, стоит просто хорошенько его просушить. У тебя замечательное крыло.

– Думаешь? – недоверчиво хмыкнул он. –Ну ладно…

 
Мы встретились пару месяцев спустя.

– Ну как твоё крыло? –спросил я его.

– Какое? А-а-а, то, зелёное… Я его продал.

– Почему? –я был поражён.

– Какое-то оно стало резкое в управлении, нервное… Пыталось всё делать за меня. Я себе "Грифа" взял, говорят –классный аппарат. А ты как думаешь?

Добавить комментарий