Bort 2. На том берегу

— Ты погляди! Нет, ты глянь, Вовча, чо вытворяют! – воскликнул Демидыч, запрокинув голову вверх. Однако все и так, не отрываясь, следили за открывшимся перед ними действом. Про весла, конечно, тоже все забыли. Катамаран неспешно выплывал из-за поворота. Течение здесь было вялое.

Над высоким каменистым склоном реки парило в воздухе несколько невиданных ранее аппаратов. Издалека они казались стаей необычных насекомых, толи – мотыльков, толи – бабочек. По мере приближения стало видно, что они все разного цвета, не имеют мотора и непонятно за счет чего держатся в воздухе.
Странная стая кружилось в волшебном хороводе над проплывающим далеко внизу катамараном.

— Охренеть можно, — поддержал Демидыча Вовик, поправив козырек старой выцветшей бейсболки.

— Ой, мальчики, а как эти штуки называются? — спросила Леночка, подружка Вовика. – Это дельтопланы, вроде, или парошуты…

— Ага, вроде того… они и есть, — ответил Вовик, хотя и сам смутно представлял, о чем речь. Затем его осенило:

— Эт бэйсеры, наверно, на той неделе по ящику видел. Они с гор, типа прыгают, с обрывов, там, разных…

Вся компания дружно закивала, каждый где-то видел или слышал краем уха нечто подобное.
Сплавлялись они третий день. Катамаран принадлежал Демидычу. Не сказать, что он был закоренелым водником, так – выбирался изредка летом. И стабильно – на майские. Что может быть лучше неторопливого сплава в компании давным-давно проверенных друзей, кружки спирта 50 на 50, передаваемой по кругу – или не разбавленный, если непогодь и дождь, рыбалки и вкусной ушицы вечером, под ту же водочку, и каждый раз на новом месте…
Или – бурная северная речушка с квакающим названием, стремительное течение несет отколотые от берега льдины, адреналин на порогах и прижимах, на крутых заросших ельником и кедром берегах лежит снег – весна еще не торопится вступить здесь в свои права, и ледяные брызги обжигают лицо, а спирт – простуженное горло…
Костяк команды не менялся уже много лет. Кроме собственно Демидыча туда входили супруги Денисовы, Олег и Алла, и армейский товарищ Демидыча – Григорий. В этот раз к ним присоединились Вовик, племянник Григория, со своей нынешней подругой.
По этой реке Демидыч ходил восемь или девять раз, однако ни разу еще ему не доводилось здесь что-то летающего кроме птиц, комаров да слепней.

— Может, здесь и на стоянку встанем? – Алла махнула веслом в сторону песчаного пляжа на повороте реки, как раз напротив горы с экстремалами.

Демидыч, как капитан, глянул на часы. Около четырех часов, до заката еще можно километров 15-20 осилить, не очень при том напрягаясь. Потом еще раз посмотрел вверх:

— И так, господа участники, объявляю полудневку! Бум седня цирк смотреть! В программе – выступление воздушных акробатов!

И, дружно взявшись за весла, они в два счета причалили к берегу. Пока ставили лагерь и варили обед, то и дело кто-нибудь запрокидывал голову в сторону горы.

— Вот я одного не пойму, Демидыч, — спросил Григорий, подкидывая в костер полено, — как они в воздухе ухитряются держаться, почему вниз не падают?

— Судя по всему, они каким-то образом ловят восходящие потоки ветра… — ответил он первое, что пришло на ум. — Спроси, что полегче!

— Да уж… это наверно наука целая… — вздохнул Григорий.

— Кушать подано, мальчики! – Алла сняла с огня весело скворчащий котелок с супом. «Мальчики» дружно потянулись к костру, бренча железными мисками и алюминиевыми ложками. Как водится, накатили под горячее.

— А у них тоже обед, по ходу дела. Смотрите, приземляются все, торопятся! Ну, по-любому, на обед!– загоготал Вовик, не забывая отхлебывать горячий суп. И впрямь: летуны начали садиться, кто – на вершину, кто — чуть ниже.

— Да не, вон, щас полетит кто-то. – Донеслось едва слышное шуршание, как от сминаемого полиэтиленового пакета, и от вершины оторвалось красивое оранжевое крыло. Пролетев туда-сюда, и неуклонно снижаясь, оно скрылось за кустами справа от подножия горы. Пока ели и пили чай, никто больше не взлетал.

— Ну, кто как, а я всхрапну, пожалуй, — решил Григорий, устраиваясь в тенек на туристическом коврике.

— Лен, Олег, Алла, айда купаться! – Вовик с разбегу плюхнулся в воду.

— Идем, идем! – И Леночка тоже побежала к реке, на ходу снимая футболку. Вовик, конечно, только ради этого и полез в реку. Уже на второй день сплава Лена, по примеру Аллы, перестала пользоваться купальником.

Демидыч остался у костра и задумчиво наблюдал за горой. Ему хотелось еще раз посмотреть на эти красивые разноцветные аппараты. Или можно даже на тот берег сплавать, познакомится поближе с этим чудом. Но плыть никуда не пришлось, они прилетели к ним сами…
Макс заскучал. Не очень порывистый ветер, дувший с утра, кажется, взял тайм-аут, если вообще не сказал до свиданья… Дуло от силы метра полтора в секунду. Вон, Серега как вниз усвистал, хотя ему и говорили, что держать не будет. Пока народ висел на разных высотах, налетывая часы, Макс отработал пилотажку на своем новом крыле. Плюс к этому – поработал на камеру. На камере винговеры смотрятся здорово, особенно вблизи склона. Макс вообще слыл не любителем маршрутных полетов, предпочитал получать адреналин посредством крутых спиралей, негативок и стремительных проходов в считанных сантиметрах над склоном.

— Чо не налетался, Макс? – спросил Андрей.

— Да хорошо было б еще подзажечь… — протянул Макс, пряча купол от солнца под тентом палатки. – Вы как, домой еще не собираетесь?

— Да нет еще… Игорь думает, что раздует.

— Хорошо, если так, – ответил Макс, — пошли пока купаться штоле.

Спустя час все снова сидели на старте. Купола остались в лагере. Ветер не то, что не раздуло, он, казалось, просто тихо умер. Колдун беспомощно свисал с шеста, даже рябь на реке пропала – верный признак долгого Штиля.
Серега вздохнул и буркнул сквозь зубы:

— Домой надо двигать. Чувствую я, это теперь надолго.

— Да включат, включат ветер! Только уедешь сразу и включат. – Подначил Костя, доставая сигареты.

— Да, давайте езжайте все! Летать, блин, уже охота! – сказал Макс.

— А на чем ты домой-то поедешь? – спросил Андрей, на машине которого и приехали Макс с Костей.

— На парапланах улетим! – Пилоты посмеялись, еще никто не улетал с этой горки дальше, чем на 20- 30 километров.

— Ну-ну, удачи вам, парни. – Все снова притихли, высматривая признаки возможного изменения такой коварной погоды.

— Может, на тот берег сгоняем?.. – произнес кто-то.

— А давай, — поддержал Костя, — делать-то все равно нече.

Макс тоже высказался за:

— Вон и сплавщики внизу стоят. Перевезут обратно если чо. Давайте всей толпой слетим, устроим показуху!

— Да не, Макс, старые мы уже – обратно ж в гору ползти придется. – Покачал Андрей головой. – Летите, а я на камеру поснимаю, так и быть.

Лететь собралось только трое: Макс, Костя и Саня. Народ в предвкушении шоу потянулся к старту, где они уже заканчивали приготовления…

— Смотри-ка, щас полетят опять. – Демидыч подпнул слегка дремавшего Григория.

Тот приоткрыл один глаз и посмотрел на вершину. Там собралась приличная толпа народу – человек 20, три яркие разноцветные тряпки, судя по всему, были готовы к полету.

— Эх, вот живут же люди, Гриша! Прямо как птицы по небу летают… — вздохнул Демидыч. – Я вот скоро полтинник разменяю, а летал на самолете только… один раз.

Григорий только неопределенно крякнул, переводя взгляд с горы на плещущихся в воде женщин. С его точки зрения все было просто: бери то, что тебе нужно, не рефлексуя и вздыхая в интеллигентских комплексах. Хочешь денег – идешь и работаешь, хочешь женщину – берешь женщину (с этим у Григория никогда не было проблем), захотелось полетать – поднимись на гору, познакомься с ребятами, наверно дадут полетать, если так хочется. Григорию не хотелось. Все что ему было нужно, он уже давно добился, свой бизнес, пусть небольшой, независимость, с женой вот развелся недавно – теперь полная свобода. Сплав и рыбалка, куда более надежный способ снять стресс, сбежать из круговерти городских проблем, чем отдых в дорогих санаториях и бурных южных курортах. То, что летают, молодцы, конечно, ребята, с удовольствием на это посмотрю, а летать самому – нет уж, увольте! Нельзя нарушать спокойствие и размеренность отдыха. Хоть и достала уже эта компашка, ни матюкнуться, ни девок по попе шлепнуть – интеллигенция, блин! Лучше вон за Леночкой понаблюдать, хе-хе… эх, урвал же племяш кошечку, ничего не скажешь, далеко пойдет, мужчина!

— Во! Прыгают, смотри, прыгают! – Три одновременно стартовавших аппарата произвели неизгладимое впечатление на собравшуюся далеко внизу компанию. Еще секунду назад они бездыханно лежали на склоне, распластавшись, словно гигантские птицы, а в следующий момент уже в воздухе, расходятся веером подобно звену истребителей. Спустя мгновение Демидыч услышал радостный вопль стоявших на вершине людей. Он торопливо защелкал приготовленным заранее «Зенитом».

В крайний раз проверив стропы, Макс поднялся до самой кромки купола. Еще раз оглянулся. Порядок, кивнул головой Андрей, поднимая повыше центр параплана.

— Погнали, парни! – крикнул Макс, бросаясь вперед. Рывок, нагрузка, вперед! Есть отрыв! Краем глаза он видел, как справа и слева, отстав на доли секунды, стартуют Саня с Костей.

— ЙОООУУУУХУууууу!!!… – это Костя. И вслед с горы:

— Давааай! Есть, молодцы! Жги, Маааакс!!!

План полета был прост и оговорен в двух словах: заход над рекой, а дальше расколбас по полной – винговеры, спирали, по возможности – синхронно. Склон стремительно убегал вниз. Вот уже и середина реки.

— Правую! Правую сначала!!! – заорал Макс, закладывая мощный винговер. Костя слева в точности повторял его маневр. – АААА!!! Саня, б..я!!! Ты чо, нах….й, творишь??!!!

Саня, летевший справа, почему-то начал делать спираль, причем левую спираль, неминуемо подрезая Макса.

— Е……ть!!! — За считанные секунды до столкновения Саня отвернул аппарат в противоположную сторону, прямо навстречу Косте. Однако Максу пришлось все же передавить правую клеванту, за что тут же поплатился – купол свалился в негативку. Из двух зол, как известно, выбирают меньшее. Макс нервно усмехнулся, вспоминая круглые глаза Сани, просвистевшего в считанных метрах от него.

Теперь ругался Костя:

— Саня, с..ка!!! …б тваюююю!!!…. – Разошлись тоже чудом. Костя только скользнул подвеской по Саниному куполу.

Макс между тем в два счета успокоил купол после серии клевков на выходе из негативки. С того берега что-то орали офигефшие от таких маневров сплавщики, видимо развлекалово пришлось им по вкусу. Но теперь было не до показухи. Высоты осталось совсем немного. Дотянуть бы до берега…
Недотянул. Подняв тучу брызг, плюхнулся в трех метрах от суши рядом с какими-то тетками. Купол лег на берег – ништяк. Перебрасываясь матюгами заходили на посадку Саня с Костей. «Неплохо так слетали!» — весело подумал Макс, выбираясь из воды, тетки, конечно, поспешили ему помочь. Та, что помоложе, была очень даже ничего!

— А вам вот не страшно так прыгать? – спросила его та, что помоложе, Леночка.

Макс, улыбнулся, с удовольствием ее разглядывая и не обращая внимания на скрежещущего зубами Вовика, конечно ответил. Ну, вы себе представляете, что он мог ответить…
Обратно вернулись спустя пару часов. Гостеприимные сплавщики ни за что не хотели их отпускать. Только после того, как доели остатки ухи и, рассказав про парапланы почти все, что знали, обессиленные после лошадиной дозы водки Макс, Костя и Саня выползли обратно на гору…
Прошел год. Парапланеристов теперь здесь летает гораздо больше. Григорий теперь тоже среди них. Его больше привлекают не сами полеты, а люди, так близкие ему по духу и образу мыслей. Демидыч все так же ходит на сплавы и не помышляет о полетах – что-то его с того раза переклинило. А Макс пока отдыхает в больничке, залечивая поломанную во время показушных полетов ногу и сотрясение мозга. Леночка навещает его каждый день.

Bort2

Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.