Михаил Борисов. Просто так


Просто так

Михаил Борисов

…Утреннее небо. Словно неведомый художник водил кистью, пытаясь закрасить синеву — но она, пронзительно-яркая, пробивается сквозь белёсые мазки облаков, проступает уверенно, как водяной знак, подтверждающий ценность сокровища…
…Посмотри в глаза человеку, который возвращается на старт после первого полёта. Не слушай, что он тебе скажет — у него сейчас просто не хватит слов. Не пытайся объяснить ему, что он должен чувствовать. Просто посмотри ему в глаза он только что поднялся в небо из твоих рук.
Ушла из-под ног земля, ушла привычная точка опоры! После нескольких судорожных движений он почувствовал, что держится в воздухе… и удивился странной мысли — оказывается, настоящая точка опоры находится вовсе не на плоскости, где прошла вся предыдущая жизнь! Но сейчас он не в силах рассказать об этом…
Он заглянул в книгу, которую ты читаешь давно. Он ещё не понимает языка, на котором она написана, но первая же страница его поразила — неведомое знание, которое источает эта книга, заставляет иначе взглянуть на мир.
Всё это сейчас переполняет его душу. Жаль, люди стесняются об этом говорить.
Поэтому просто посмотри ему в глаза, пусть он заглянет в твои — и почувствует, что не одинок…
…Видел в метро парня, у которого под распахнутой рубахой на груди болтались два нательных креста — один маленький, золотой, другой здоровый, из белого металла. Парень свысока посматривал на окружающих, выпячивая грудь навстречу любопытным взглядам. Отчего-то представилась подвеска с двумя запасными парашютами…
…Мы стали опытными. Нас узнают на старте, к нашим советам прислушиваются новички. Мы на глаз определяем погоду и не торопимся расстилать крылья. Мы уже не рвёмся в стартовое окно, пропуская вперёд самых неугомонных, и можем весь день бродить, даже не расстёгивая «молнии» на рюкзаке… Мы настолько опытны, что можем позволить себе отказаться от полёта?
Приютились перчатки в шлеме,
Отдыхает рюкзак в углу.
Проведённое в небе время
Снится свёрнутому крылу.

Наши годы летят в заботах,
Нас земные грызут дела…
Ждёт крыло своего пилота,
Небо ждет своего крыла.

…А раньше я уважал репортёров. Программа новостей обо всём на свете… десять минут разговора о визите якобы высокого гостя, о котором через пару лет никто не вспомнит, а потом, между делом — «…проходят соревнования по мотопарапланеризму…» Выговорив без запинки незнакомое слово, мужчина с экрана вымученно улыбается. Целых две секунды на экране — летящий человек, затем — репортёр перед камерой с фальшивым энтузиазмом вещает… «…Очень просто. В течение пяти минут раскладывается КУПОЛ ПАРАШЮТА…»
А дальше — с горящими глазами смакуются налоги, новости фондовой биржи, криминальные разборки — как будто это и есть настоящая жизнь… «Блаженны нищие духом».
…Выезжаю из города, сворачиваю с магистрали на старую дорогу. Через некоторое время в шуршании шин по горячему полотну еле слышно проступает древняя мелодия — та самая, которую тысячелетиями слышат путники. Она потихоньку зачаровывает в ней нет ни начала, ни конца, есть только бесконечный процесс перемещения во времени и пространстве.
Цель путешествия отступает на второй план. Весь смысл — в том, чтобы находиться в движении…
Сопротивляюсь тяготению всеми доступными способами… за спиной работает мотор, над головой распласталось крыло параплана. Неспешно движусь над землёй, ощущая всю прелесть слова «воздухоплавание». Удивительное, почти нереальное чувство свободы.
Сверху земля кажется пышной и доброй. Находясь между ней и небом, перестаёшь считать секунды — время здесь движется иначе.
Планета греет под солнцем зелёные бока. Облака размером с город плывут по своим делам. Величие происходящего вокруг заставляет почувствовать, как мал и незаметен человечек, дерзнувший подняться в небо…
Земля никого не отпускает надолго.
Земля вообще никого не отпускает. Если ты спокоен, возвращаясь с небес, она постелит тебе под ноги ковёр из полевых трав.
Стоит только забыться и решить, что можешь всё — она ощетинится тебе навстречу каменной осыпью, и застынет сердце от необратимости происходящего…
Заключительный полёт под вечер. На траве уже выступила роса, крыло стало влажным. Поднимаюсь в закатное небо. На земле лежат длинные тени, где-то неподалёку чёрной пантерой притаилась ночь… она готова прыгнуть, окутывая всё вокруг темнотой, лишь только краешек солнца скроется за горизонтом.
Как-то я встречал рассвет в рейсовом лайнере на высоте восьми тысяч. Выглядывал из-за плеча соседа в иллюминатор, мучительно желая увидеть целиком всё таинство превращения «сегодня» в «завтра»…
На землю уже на мягких лапах ступила ночь, а у меня ещё светло — с высоты трёхсот метров вижу маленькую дольку солнца, дрожащую в воздушных потоках. Ещё минута — и я опускаюсь, пересекая границу между тёплым, пахнущим травами воздухом с полей и ночной сыростью…
«Прошедший день затих и опустел…»
…Встретился глазами с парнем, который вёз в автобусе рюкзак с парапланом. Мы вышли на одной остановке, вошли в один переход — дальше нас разделил поток вечно спешащих людей, смотрящих только себе под ноги… А нас так мало!
Выходя из автобуса, мы одновременно взглянули на небо…

Добавить комментарий