Михаил Борисов. День шестой.


День шестой

Я проснулся сразу. Наскоро умылся, собрал пожитки и сложил их в рюкзак, к крылу. "Консул" наш ощупь был сухим и слегка похрустывал.
Кляня себя за слабость, закурил – сколько раз обещал себе не браться за сигарету до завтрака, так нет же, слаб в коленках. Ладно, выпью кофе по дороге.
Взвалил на плечи рюкзак, еще раз оглядел все, выключил свет и захлопнул за собой дверь номера. Внизу сдал ключи заспанной дежурной, поблагодарил за гостеприимство и вышел на улицу. Читать далее «Михаил Борисов. День шестой.»

Михаил Борисов. День шестой. День пятый.


День пятый

 
– Пойдешь первым? – Вальцов добродушно ухмылялся в усы, пока я натягивал комбинезон.
– Ага. Прямо так, без крыла, – я застегнул "молнии" до горла, достал сигареты. Шлем пока не одевал, торопиться было некуда.
Давно минуло время, когда я встегивался и улетал, едва старт объявлялся открытым. Мне было все равно, лететь ли разведчиком погоды или выступать в общем зачете, главным был сам процесс полета. Тогда по неопытности я приземлялся, пожалуй, быстрее, чем теперешние "чайники". Полгода уходит на то, чтобы научиться верно стартовать, и вся оставшаяся жизнь – чтобы суметь удержаться в воздухе. Читать далее «Михаил Борисов. День шестой. День пятый.»

Михаил Борисов. День шестой. День четвертый


День четвертый

 
Небеса обиделись на нас. Облака опустились почти до земли, в двух шагах ничего не было видно. Робкие надежды на то, что поднимется ветерок и раздует это ненастье, повисли в тумане. Из гостиницы можно было не выходить – что мы, собственно, и делали.
Старт, естественно, объявили закрытым – впрочем, его сегодня и не открывали. (Сыч тут же съязвил: "РП закрыл старт, не приходя в сознание"). Вальцов ответил на эту реплику двумя бутылками дагестанского коньяка. Читать далее «Михаил Борисов. День шестой. День четвертый»

Михаил Борисов. День шестой. День третий.


День третий

– Нет, ты послушай! – Толику не терпелось поделиться очередной теорией. – Это все очень похоже…
Я подремывал, сидя в подвеске. Старт уже объявили открытым, но лететь пока было некуда. По ущельям стелилась дымка. Солнце только-только начало пригревать, глаза слепило от снега.
– Ты слушаешь или нет? – Неугомонный Сыч толкнул меня в плечо, усаживаясь рядом.
– Ну чего тебе? – Я устроился поудобнее, достал сигареты. Читать далее «Михаил Борисов. День шестой. День третий.»

Михаил Борисов. День шестой. День второй


День второй

 
Возле подъемника было людно. Знакомые и незнакомые лица, разномастые куртки и комбинезоны, чей-то орущий магнитофон – все это создавало ощущение цыганского табора, который уходит в небо. Вот объяви сейчас старт – и вся эта толпа с шумом и гиканьем действительно рванет со склона, раскрасив небеса разноцветными крыльями.
Мы с Фаридом проталкивались к столику регистрации, едва успевая отвечать на приветствия. Фарида знали, меня помнили. Среди общего шума я иногда слышал голоса: "Смотри, вон Белов". – "Где?" – "Да вон, в джинсовой куртке, с Исуповым…" Читать далее «Михаил Борисов. День шестой. День второй»

Михаил Борисов. День шестой. День первый


День первый

– Ого, Белый здесь! Значит, бодаться будем, – он хлопнул меня по плечу и пододвинул свой стул поближе к барной стойке, усаживаясь рядом – невысокий, крепкий, курчавый колобок в потертой на плечах куртке-непродувайке, джинсах и альпинистских ботинках.
– Нет, Фарид. С тобой – не будем. Ты же башкой вперед летаешь, – мне приятно было видеть его, жизнерадостного, с восточной хитрецой в глазах, – а башка у тебя…
– Дубовая? – он засмеялся, собрав вокруг глаз морщинки. На его физиономии светилось выражение искреннего удовольствия, кажется, он действительно был рад меня видеть. Читать далее «Михаил Борисов. День шестой. День первый»

Сергей Кабаев. Зачем люди летают?


Зачем люди летают?

Сергей Кабаев

Люди, как и весь мир, бывают очень разными. Некоторые ходят медленно и вразвалку. Кто-то бегает вприпрыжку и ходит по бордюрам, блестя восторженными глазами. Некоторые чудаки жизни не мыслят без послеобеденного сна, а кто-то всегда ссорится с каждым третьим человеком и зверем, встретившимся ему на пути. Кто-то рыжий, как огонек свечи, а кто-то — классический заяц-русак летом. Многие из нас (почти половина!) любят женщин. И женщины иногда улыбаются им. Кто-то серьезен, а кто-то — нет. Читать далее «Сергей Кабаев. Зачем люди летают?»

Parasловарь

Parasловарь.


Par-a — летучие остатки, после посадки на высоковольтную линию электропередачи.
Parabara — болтовня с парапланеристкой.
Parabaza — место, где после полётов рассказываются парабайки с парой пива.
Parabellum — прекрасная парапланеристка по имени Белла.
Parachute (чит. парашут) — стрельба по внезапно появляющимся, парапланам. Действие особенно зрелищно, когда парапланеристы находятся над водной поверхностью и всячески возмущаются, выбрасывают разные запасные парашюты и т. д.
Parad — парапланеристы, взбирающиеся на вершину горы. Читать далее «Parasловарь»

Яна aka Лиса. Отчет с элементами лирики


Отчет с элементами лирики… Нет, лирика с элементами отчета о поездке. 🙂

Яна aka Лиса

Климуха, лето 2001 года.
Первый выезд, первое ученичество на настоящем склоне.
Первое ощущение — полной растерянности. М-да, это ни разу не лебедка… С утра — рано вставать, плестись или ехать, сидеть в маленьком, но безумно уютном и стильном баре-на-горе, ждать веского слова инструктора — если ветер есть, если ветер не слишком сильный, если ветер правильный… Очень много "если", но пока мне везет, а это значит — ехать на склон, впрягаться, учиться, поднимать и подниматься, вверх и вниз, вправо и влево. Обычно я и еще несколько начинающих учимся на северном склоне. Южный, конечно, крут — во всех смыслах — но нам, блестящим чайникам, туда еще рано. Читать далее «Яна aka Лиса. Отчет с элементами лирики»

Красный день парапланериста


Канун 7-го ноября или «Красный день парапланериста»

(избранные места из переписки Вятка-Москва)
Lada — Эндрю (с) 6 ноября 2001

1-й:
Как дела?

2-й:
Да вот думаю, будут завтра полеты или нет? У вас там как с погодой-то? Читать далее «Красный день парапланериста»