Домбай-2к или как оно было. (часть первая)


Домбай-2к или как оно было. (часть первая)

 Так вот. Поскольку в сентябре я съездил в Турцию, в декабре — на Канары, на Новый год — на Урал, а в январе — в Красную поляну, то вдруг подумал, а почему бы в феврале не съездить на Домбай?1 Там вроде должны были быть соревнования «кубок Домбая» и куча народа собиралась ехать. Позвонил я Бидону и спросил, отчего бы ему не взять меня в качестве чайника? Он конечно же с радостью согласился (даже по телефону было видно выражение его лица при этом)! К счастью, при очередном звонке с надеждой убедить Бидона, что ему просто жизненно необходимо взять меня с собой, трубку взял не он, а некий Пит (которого, забегая вперед, я потом все же видел пару раз мельком), который, услышав, что у меня есть колеса и я не прочь прокатить их до Домбая, признался, что всю жизнь мечтал со мной познакомиться и отметить сие знакомство поездкой в (свадебное?) путешествие куда-нибудь на Кавказ. Далее события развивались стремительно и непредсказуемо, поскольку в дело был замешан Кушлевич, на которого даже Бидон устал уже материться. В течение нескольких дней мы уезжали: на двуй машинах/на трех машинах, вчетвером/впятером/вшестером,  в четверг/пятницу/субботу и т.д.
В итоге, я понял, что мне надо искать второго водилу, чтобы выжить в этом катаклизме. Им оказался Коля Козырев. Третьей в нашем экипаже стала Ольга, обеспечивающая нам непрерывное питание в пути 🙂
В итоге выезда Бидона с Кушлевичем мы так и не дождались, решив, что проще их отловить в Домбае, и ушли в плавание автономно. Дорога — это отдельная песня. От нее у меня остались наиприятнейшие воспоминания еще с поездки на Юцу и на море. С тех пор она не стала лучше, но к этому добавился снег, который сопровождал нас от Тулы до Ростова. При этом дорога из четырех колей плавно перешла в три, а потом в две. В принципе, для машины больше и не надо, но по какому-то странному недоразумению не все машины едут в одну сторону 🙁 Причем большинство из них — фуры.

Потом были краснодарские гаишники, у которых большие семьи и зарплату которым выдают штрафными квитанциями. Но несмотря ни на что мы все же доехали, изрядно потрепанные, но не побежденные! И даже на вымытой машине, потому что увидев ее утром при солнечном (действительно солнечном, поскольку там уже весна!) свете, я только тихо застонал…
Заняла (или отняла?) у нас дорога туда 25 часов.

Вечер был занят поисками подходящего жилья. И если Коля был готов завернуться в параплан и спать хоть в палатке, то мне все же хотелось чего-нибудь потеплее, например горячей ванны. В итоге осмотрев несколько шедевров советского строительства поздних шестидесятых, мы остановились на одной квартирке, которая показалась нам с евроремонтом после того, что мы видели до этого. И хотя она была дороже остальных, даже Коля уже не возражал, потому что сил ни у кого уже не осталось. Кстати, уже перед отъездом хозяйка квартиры нам сказала, что мы не похожи на парапланеристов, потому что те всегда пьяные и живут в бардаке среди своих мешков и парапланов 🙂

Утро следующего дня… Нет, не так. Конец дня следующего дня… Опять не то. Короче, проснулись мы ближе к вечеру 🙂 За окном шел снег. Красноармейцев не видели. Тогда мы пошли на рекогносцировку (никогда мне не давались мудреные слова, так что сорри за возможные ошибки 🙂 ) местности. Было выяснено, что Бидон с Кушлевичем уже тут, но, так и не проснувшись окончательно, дошли уже до такой кондиции, что присутствие их в этом мире делалось весьма иллюзорным. Пока не стемнело, решили все же подняться на гору, чтобы дальше было видно. Я при этом прихватил в прокате лыжи. На вершине нас посетил филосовский вопрос «а зачем мы сюда приехали», потому что посадочная площадка при виде сверху терялась среди елок и вероятность попадания в нее с такого расстояния показалась меньшей, чем успешное завершение поиска иголки в стоге сена. Что же касается лыж, то Коле с Ольгой перспектива кататься там однозначно представилась как самоубийство, я же, избалованный заграничными курортами (!), поделя предоставляемый сервис на цены, пришел к выводу, что столь низкая полученная величина не позволит мне получить удовольствия от катания. Другими словами, высадившись наверху (что стоило 70 рублей, хотя это был еще не самый верх), я даже не смог понять, где же там можно кататься. В итоге Коля и Оля, спускаясь на подъемнике (странное словосочетание?), кричали мне,  куда мне поворачивать, чтобы не налететь на камни или не уехать в обрыв.
Подозреваю, что созданию у меня столь нерадужного впечатления о Домбае как горнолыжном курорте способствовала плохая погода в первый день, но первое впечатление, как известно, самое сильное. К тому же оно было и последним (или крайним, как положено говорить среди парапланеристов, но думаю, нас никто не слышит), поскольку больше на лыжах покататься мне там не довелось.

А потом были полеты…

Но об этом в следующей серии, которая наступит не раньше, чем на меня нападет вдохновение, поскольку сейчас оно уже иссякло…


1 — я прошу прощения у Сергея, что влажу в его повествование, но тут не всем может быть понятен его сарказм. Дело в том что Сергей с завидным упорством пытался поехать с народом на сборы. Так в сентябре обломилась поездка в Турцию, в январе … Про то что народ все таки едет на Домбай я узнал где-то за неделю от Омеги и передал ему. То что поездка состоится до конца не был уверен никто. (Е. Гончарук)

Добавить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.