А.Волохов. Хокку

А.Волохов

Нижеприведенный экзерсис появился на свет под влиянием парапланерных хокку, конкурс которых проводился на сайте paraplan.ru. За что сайту отдельное спасибо, и первое хокку в их честь:

Сайт paraplan.ru —

Хокку пишут приятно.

Душу согрело.

Тема танка — конечно же лыжи и параплан.

Горные лыжи.

Расчерчены дугами

Склоны застыли.

Собственно говоря, к участию в оном конкурсе принимались классические хокку размером 5/7/5, то есть <новые>, такие как пишут последние пять веков.
И тут хочется небольшого отступления, объясняющего вид и размер нижеприведенного текта. В японской поэзии существуют следующие основные поэтические формы, в зависимости от количества стихов: нагаута (<длинная песня>) с неопределенным количеством пяти и семисложных стихов, сэдока (песни гребцов — шестистишия построенные по схеме 5/7/7/5/7/7 и, наконец, танка (<короткая песня>) — пятистишия, где чередуются стихи в 5/7/5/7/7 слогов. Впрочем, к примеру, в <Манъесю> этот размер не всегда строго выдерживался, поскольку канонический размер окончательно сложился позднее в 14-15 веках. Танка поздней классической эпохи четко делились на два полустишия в три и два стиха. Постепенно появилась традиция складывать танка вдвоем, присоединять к двустишиям и трехстишиям новые, и новый вид искусства получил название рэнга. А в 16 веке начальная строфа рэнги — первое трехстишие — хокку зажило самостоятельной жизнью. Кроме того, зачастую танка предваряется пояснениями о том, когда и почему сложена танка, нередко это целый рассказ. Это своеобразное предисловие называется ута-моногатари.
Появилось желание обратиться к первоисточникам, а затем и их (очень) вольная интерпретация. Поскольку первоначальные тексты танка были созданы в самые разные эпохи, канон 5/7/5/7/7 соблюден не везде, однако Сетэцу, Керай, Таясу Мунэтакэ, Фудзивара Иэтака и, конечно же, Басе относятся к классике японской поэзии.

Сетэцу:

Прислушайтесь к ветру!

Крылья с горных вершин

Кружатся в поднебесье,

Взлетают и кружатся, кружатся:

Голоса! Голоса! Голоса!

 

Есть у меня приют,

Нет у меня приюта, —

Я не тревожусь ничуть.

Вот он приходит мой ветер

В расправленное крыло.

Вот застлано дымкой,

Вот появилось вновь.

Ветрено в небе.

Над осенней землею

Бродит чье-то крыло.

 

Светлеют вершины,

Но в самых низинах гор,

На дне тумана,

Как, сердце, тебе проясниться?

Росчерки лыж на снегу.

Басе

Собрались ночью, чтобы любоваться снегом

Скоро ли свежий снег?

У всех ожиданье на лицах:

Весть — снегопад в Домбае.

Керай

Что же это друзья?

Человек глядит на склоны горы,

И нету в руках его лыж!

Таясу Мунэтакэ

Сложил как-то вечером, когда за чаркой сакэ любовался склоном во время снегопада

Им бы сейчас,

Попивая глинтвейн, любоваться

Дивной картиной, —

Нет, бродит по склону народ,

Топчет лыжами снег!

Фудзивара Иэтака

Завтра, едва рассветет,

Снова скользить мне придется

С горной вершины вниз.

Месяц уходит по небу

В белые облака

А также пара совсем шуточных танка.

Украинские народные танка:

Ветер навстречу.

Думаю думу свою,

Глядя на небо.

Отчего я не сокол,

Отчего не летаю?

Американские танка:

"Запад есть запад, восток есть восток, и им не сойтись никогда"
В начале двадцатого века в Штатах проводился конкурс на самый короткий рассказ. Произведения, представленные на конкурс, должны были иметь основные черты рассказа, а именно — завязку, кульминацию и развязку. Победил О. Генри. (Должен заметить, мастер изысканных развязок)
"Шофер закурил и нагнулся над бензобаком, посмотреть много ли осталось бензина. Покойнику было двадцать три года." В японской классической поэзии хокку могло бы звучать так:

Шофер закурил,

К бензобаку склонившись.

Молод покойник.

Добавить комментарий