Наша география Израиль Эйлат. Дайвинг.
Veter IL
АвторТемы
пилот XC
11 Мар 2015
Эйлат. Дайвинг.
Увидев по прогнозу 3-х дневную не лётную погоду - решил поехать понырять в Эйлат. Ну и 8-марта отметить.
смотреть прямо тут или смотреть с сайта
maksimka_spb
пилот выходного дня
11 Мар 2015
Re: Эйлат. Дайвинг.
Волшебно!
Veter IL
АвторТемы
пилот XC
13 Мар 2015
Эйлат. Дайвинг.
Наташенька, привет! В следующий твой приезд - обязательно доедем до Эйлата и поныряем!
maksimka_spb
пилот выходного дня
14 Мар 2015
Re: Эйлат. Дайвинг.
Я - ЗА... и еще два раза ЗА !! В мой рюкзак с парапланом помещаются и ласты с маской ))

Перечитала "Гастролер" Р. Трахтенберга. Уморительнейшая трагикомедия!
Вобщем, книга -"Учебник" по выживанию в дальних странах)))
Там и про "наших" эпизод есть ...

"В один прекрасный день на пороге «Гранд Паласа» появился довольно странного вида человек с огромным, но не дайверовским рюкзаком. Его звали Норберт. Оказалось, что один из наших, его хороший друг Бруно рассказал ему об отличном варианте проведения отпуска. С собой Норберт привез список необходимых вещей, типа крема от солнца, шортов, шлепанцев… карту города с отмеченными злачными местами и аннотацией, которая гласила, что в Халаибе следует остановиться в «Гранд Паласе», найти там инструктора Эба, передать ему письмо, и он тебе все классно организует. Что Норберт, собственно, и сделал. Меня позвали из ближайшего кафе, где я ужинал. Я подошел и, узнав, в чем дело, вскрыл конверт. «Дорогой Эб, – писал Бруно. – Пожалуйста, не удивляйся, этот парень приехал с парашютом…»
«Не удивляйся?!» – конечно, нет! Я был просто изумлен.
«…Это мой лучший друг, – продолжал Бруно. – Он не дайвер, он занимается параглайдингом. Нырять он наотрез отказывается, а я боюсь летать. Мы всю жизнь отдыхали вместе, а теперь – врозь. Вот я и сказал ему, что Халаиб – лучшее место для параглайдеристов, чтобы он приехал, а ты его научил бы нырять с аквалангом, потому что только русский может победить упрямого и бестолкового немца, каким и является мой лучший друг Норберт. Знаю, тебе будет очень не легко. Прости меня, если сможешь. Удачи и до встречи».
Гм, прости. И чё мне с ним делать? Нырять с парашютом – нереально. Летать в акваланге – рыбы засмеют. Но что-нибудь придумается.
– Парашют с собой? – как можно серьёзнее спросил я.
– Да, вот, – ответил Норберт, показывая на рюкзак.
– Селись в гостиницу и готовься, завтра утром полетим, – серьёзно сказал я и пошел в бар продолжать. Где и поделился своими проблемами с народом. Все-таки шутки – шутками, а я даже не представлял себе, что будет, когда Норберт узнает страшную правду. Он пока даже не догадывался, как подставил его «лучший друг». Если я скажу ему все напрямик, он наверняка расстроится и просто никуда нырять не пойдет. К тому же розыгрыш не получится, а испорченный отпуск мало кто прощает. Надо было что-то срочно придумать, но я сидел в баре с компанией, а как известно, одна голова хорошо, а десять лучше… План созрел к тому моменту, когда Норберт, заселившись в номер, присоединился к нам в кафе.
– Знаешь, – сказал я ему. – Завтра у нас, извини, ничего не получится. Мы все едем на спасательную операцию.
– А что случилось? – взволнованно спросил он.
– У нас тут приятель неудачно приводнился. Только что сообщили. Сам-то, вроде, в порядке, вот парашют утопил… и главное, талисман потерял, сорвал с шеи, пока в воде отстегивался, – впаривал я только что сочиненную легенду. – А знаешь, что значит потерять талисман? Матиас с ним всю жизнь летал. Так что едем нырять, искать будем.
– Да, потерять талисман – это чертовски плохо, – поддержал меня Норберт. – У меня тоже есть одна вещь на удачу, и я без нее никуда. Многие считают, что это ерунда, а для меня это важно.
– Это так и есть, – кивнул я. – Мы все здесь относимся к этому очень серьёзно, поэтому и решили устроить спасательную операцию. Потому что мы понимаем, что на самом деле это значит, а он нам товарищ, и мы не бросаем друзей, когда им нужна наша помощь. А как иначе?
– Классно, что у вас такая команда. Вы счастливые и честные парни, – вздохнул он. – Знаешь, сейчас редко где встретишь такое. Обычно каждый только за себя, и никого не волнуют чужие проблемы. Я, если честно, и параглайдингом-то увлекся потому что народ там подбирается правильный.
Мы заказали ещё по пиву. Выпили за «самых честных в мире» парней. Я был очень доволен таким поворотом дела. «Ну, просись, просись уже с нами!» – заклинал я его про себя. Скрестив пальцы под столом я держал паузу.
– Я бы с удовольствием пошёл с вами, – наконец произнес Норберт. – Только не знаю, чем смогу быть полезным. Я никогда не погружался с аквалангом.
«Есс!!! – чуть не закричал я, но взял себя в руки – Рано радоваться. Ещё немного… Только бы не спугнуть…»
– Жаль, лишние глаза как раз бы не помешали, – вздохнул я. – Площадь поиска большая. На воде ведь сложно точное место запомнить. Единственный наш ориентир – это координаты с самолета плюс-минус полкилометра. Даже если найдем парашют, это ничего не даст. Его течением наверняка далеко оттащило, так что прочесывать каждый метр придется. Хорошо ещё, что он рядом с рифом плюхнулся, глубина там метра три-четыре, не больше.
– Хм, – глаза Норберта заблестели. – Три метра? Это же ерунда! Я справлюсь! Найдется акваланг для меня?
– Конечно, найдется, – обрадовался я. – Вэлком ту зэ клаб!
Под предлогом, что «мне нужно ещё все успеть подготовить для операции», я поспешил уйти из кафе, оставив там Норберта. Мне, действительно, теперь необходимо организовать все то, что я ему наплел. С ребятами, которые только сегодня днем закончили у меня курс и решили завтра просто поплавать – закрепить освоенное, проблем не было. Они точно не сдадут, кроме того, никто из них не говорит ни по-немецки, ни по-английски. Осталось договориться с остальными, кто будет на корабле. Долго искать их мне не пришлось. Они пили пиво в кабачке на набережной. Я показал им письмо и со своими яркими комментариями пересказал сюжет проведенной мной артиллерийской подготовки. Парни взвыли от восторга: «Перекуем парашютиста в водолазы!» И мы тут же весело под пиво разработали блестящий сценарий. «Только не колитесь до конца, – попросил я. – Финал я беру на себя. О'кей?
Утром наша группа «парашютистов» загрузилась на водолазный бот, и мы направились к одному из рифов, к месту, называемому сегодня «район неудачного приводнения Матиаса», строго согласно сценарию. О полетах никто не говорил, так как для успеха операции мы дали обет «о небе ни слова, пока не найдем талисман». Это была также продуманная предосторожность, чтобы Норберт ничего не заподозрил. Ведь никто из нас никогда даже не видел парашюта вблизи, а тем более на нем не летал. По дороге я тщательно проинструктировал его относительно предстоящих погружений, вкратце изложив основы и правила водолазного дела. Корабль встал у рифа на якорь, Матиас показал рукой приблизительное место своего «падения», ещё раз описал пропавший предмет, и мы собрались для мизансцены на корме под кодовым названием «совещание». На нем решено было разделиться на пары и выделить каждой паре свой сектор поиска. Я, как опытный дайвер, взял в напарники новичка и получил самый мелкий ближайший к рифу сектор. Первое погружение прошло хорошо и, естественно, безрезультатно. Во время прочесывания дна в поисках талисмана наш парашютист успел немного освоиться под водой, а также заметить и оценить красоту подводного мира. Дайвинг просто привел его в восторг, хотя он тактично сдерживал свои эмоции, помня о невеселых обстоятельствах, приведших нас сюда, и поставленной перед нами сложной задаче. На втором погружении Норберт уже держался уверенно и даже, отвлекаясь от поисков и забывая обо мне, заглядывался на рыб.
– Мы опять ничего не нашли, – сообщил он, поднявшись на борт.
– А как тебе дайвинг? – спросил Матиас.
– Классно! Там была мурена такая, и скат, и рыбы такие…
– Значит, понравилось?
– Еще бы! А как, кстати, талисман?
Я протянул Норберту небольшой кулончик.
– Нашли?! Вот здорово! – обрадовался Норберт. – Кто? Где? Как? Дай посмотреть!.. А почему это фигурка дайвера? Вы же парашютисты!
Все посмотрели на меня. Подготовить фигурку парашютиста я не успел, точнее, её просто негде было взять. В Халаибе сроду не видели парашютистов.
– Видишь ли, Норберт, – подбирая слова, неспешно начал я. – Дело в том, что на самом деле мы не совсем парашютисты…
И я рассказал ему о нашем сговоре, показав письмо, подтолкнувшее нас к этому поступку.
– Это вы меня так надули? – захохотал Норберт, когда, наконец, понял, в чем дело. – Я же поверил! Ну, вы даете. Меня в жизни так не дурачили! Спасибо, парни, я это никогда не забуду…
Вечером мы ещё раз все вместе обменялись впечатлениями об отлично проведенной «спасательной операции», хохоча на всю набережную и потребляя спиртные напитки, естественно, за счет Норберта. Через четыре дня он окончил курс и получил свой первый сертификат подводного пловца.
Парашют был заброшен и одиноко лежал в углу его комнаты, порой вызывая у нас нетрезвое любопытство. Дайверы – народ активный, уверен, если бы в городе имелись какие-нибудь летательные аппараты, кроме «Боингов», стоящих в аэропорту, мы бы непременно использовали его по назначению. А так… однажды пьяный Кравчук, дожидаясь, пока Норберт соберется в кафе, незаметно от него отрезал ленточку от парашюта. На память. Только ленточка нас потрясла. На дискотеке в неоновом свете она ярко светилась. Тогда ещё не были в широком применении подобные материалы, и мы, как вороны, стали потихоньку растаскивать стропы парашюта на сувениры. На дискотеках повязывали ими волосы, завязывали на руку.
– Какие веселые ленточки, – однажды одобрительно заметил Норберт. – Это для дайверов, а мне можно купить?
Народ напрягся, с ходу придумав, что это дается только инструкторам. Он пока не дорос.
– Жаль, – расстроился тот. – Но я вернусь сюда на зимние каникулы и тогда обязательно получу сертификат.
– Ну, тогда, конечно, и сувенир будет твой! – одобрили мы его, надеясь втайне, что, может, до того момента он и не откроет парашют."

  Наша география Израиль Эйлат. Дайвинг.



Перейти: